Святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский и Таврический

Свя­ти­тель Ин­но­кен­тий, ар­хи­епи­скоп Хер­сон­ский и Та­ври­че­ский (в ми­ру Иван Алек­се­е­вич Бо­ри­сов) ро­дил­ся 15 де­каб­ря 1800 го­да в го­ро­де Ель­це Ор­лов­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Успен­ской церк­ви Алек­сия Бо­ри­со­ва.
 
Ро­ди­те­ли прео­свя­щен­но­го Ин­но­кен­тия бы­ли лю­ди про­стые, доб­рой жиз­ни. Отец Алек­сей Бо­ри­сов по­лу­чил до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние. Из низ­ших сте­пе­ней кли­ра он до­слу­жил­ся до свя­щен­ни­ка и ста­рал­ся в ча­стых про­по­ве­дях до­не­сти до при­хо­жан сло­ва от­цев и учи­те­лей Церк­ви.
 
Мать прео­свя­щен­но­го Ин­но­кен­тия Аки­ли­на бы­ла жен­щи­на негра­мот­ная, но ум­ная и на­бож­ная. Крест и мо­лит­ва бы­ли глав­ным ос­но­ва­ни­ем всей её жиз­ни, всех её мыс­лей, дей­ствий и по­ступ­ков. У неё бы­ла своя до­маш­няя ап­те­ка, со­сто­яв­шая из раз­ных трав и цве­тов, рос­но­го ла­да­на, бла­го­сло­вен­ных хле­бов, еле­ев от чу­до­твор­ных икон, Бо­го­ро­дич­ных просфор и по­доб­ных сим свя­щен­ных пред­ме­тов. Ими она вра­че­ва­ла се­бя и сво­их де­тей. В ро­ди­тель­ском до­ме Иван изу­чил сла­вян­скую аз­бу­ку, Ча­со­слов и Псал­тирь и на­учил­ся пись­му.
 
В 1819 го­ду Иван Бо­ри­сов окон­чил курс се­ми­нар­ско­го уче­ния с от­лич­ным успе­хом и по­сту­пил в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. Здесь он пре­дал­ся изу­че­нию на­ук с та­ким жа­ром, что ино­гда це­лые но­чи про­во­дил за кни­гой. По­ви­ну­ясь внут­рен­не­му при­зва­нию, бо­лее все­го за­ни­мал­ся он со­став­ле­ни­ем и об­ра­бот­кой про­по­ве­дей.
 
В 1823 го­ду 23-лет­ний Иван Алек­се­е­вич окон­чил пол­ный курс ака­де­ми­че­ско­го уче­ния пер­вым ма­ги­стром и был опре­де­лён в Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию на долж­ность ин­спек­то­ра и про­фес­со­ра цер­ков­ной ис­то­рии, но не про­шло и трёх ме­ся­цев, как он за­нял и долж­ность рек­то­ра Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Алек­сан­дро-Нев­ско­го ду­хов­но­го учи­ли­ща. Здесь же он при­нял по­стри­же­ние в мо­на­ше­ство с име­нем Ин­но­кен­тий и был ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха. В де­каб­ре 1824 го­да отец Ин­но­кен­тий на­зна­ча­ет­ся ба­ка­лав­ром бо­го­слов­ских на­ук в Санкт-Пе­тер­бург­ской ду­хов­ной ака­де­мии, а через несколь­ко ме­ся­цев – её ин­спек­то­ром и экс­тра­ор­ди­нар­ным про­фес­со­ром. В мар­те 1826 го­да он воз­во­дит­ся в сан ар­хи­манд­ри­та.
 
Лек­ции свои отец Ин­но­кен­тий обык­но­вен­но пре­по­да­вал на­изусть. Он вни­ма­тель­но сле­дил за совре­мен­ным со­сто­я­ни­ем и успе­ха­ми есте­ствен­ных на­ук, и в его воз­зре­ни­ях эти зна­ния не толь­ко не про­ти­во­ре­чи­ли, но наи­луч­шим об­ра­зом слу­жи­ли бо­го­сло­вию.
 
В свой­ствах сво­ей люб­ве­обиль­ной ду­ши ар­хи­манд­рит Ин­но­кен­тий чер­пал ис­кус­ство скреп­лять в сре­де про­фес­со­ров доб­рую об­щи­тель­ность и по­всю­ду вно­сил мир и успо­ко­е­ние. За де­вять лет рек­тор­ства от­ца Ин­но­кен­тия ака­де­ми­че­ская се­мья ду­ма­ла с ним од­ну ду­му, жи­ла с ним од­ною жиз­нью. Со сту­ден­та­ми ака­де­мии отец рек­тор все­гда об­хо­дил­ся лас­ко­во и бла­го­род­но. Осо­бен­но доб­рым и вни­ма­тель­ным бы­вал он к ним то­гда, ко­гда их по­сти­га­ло ка­кое-ли­бо го­ре, на­при­мер, се­рьёз­ная бо­лезнь. По­мочь в этой бе­де несчаст­но­му – со­став­ля­ло то­гда для рек­то­ра всю его глав­ную за­бо­ту. Он жерт­во­вал в этом слу­чае не толь­ко сво­и­ми сред­ства­ми, но ино­гда да­же и сво­и­ми жиз­нен­ны­ми удоб­ства­ми.

Осо­бую сла­ву от­ца Ин­но­кен­тия со­став­ля­ет необык­но­вен­ный про­по­вед­ни­че­ский та­лант. Впо­след­ствии вла­ды­ку Ин­но­кен­тия на­зо­вут «Рус­ским Зла­то­устым». Как про­по­вед­ник он от­ли­чал­ся тем, что дей­ство­вал по пре­иму­ще­ству на серд­ца слу­ша­те­лей и увле­кал их яс­но­стью и про­сто­тою сло­ва, тон­ки­ми и ост­ро­ум­ны­ми сбли­же­ни­я­ми пред­ме­тов, ис­кус­ством от­кры­вать в них но­вые и за­ни­ма­тель­ные сто­ро­ны и уме­ни­ем при­нять, как мож­но бли­же, свои по­уче­ния к раз­лич­ным слу­ча­ям и об­сто­я­тель­ствам. Та­ким об­ра­зом, вла­ды­ка Ин­но­кен­тий со­здал но­вую рус­скую шко­лу про­по­вед­ни­че­ства, да­лё­кую вся­кой внеш­ней эф­фект­но­сти и су­хой учё­но­сти.
Кро­ме про­по­ве­дей, вла­ды­ка оста­вил мно­го за­ме­ча­тель­ных на­уч­ных про­из­ве­де­ний и пе­ре­во­дов, та­ких как: «Жизнь св. Ки­при­а­на», «Жизнь св. апо­сто­ла Пав­ла», «Па­мят­ник ве­ры», «Ис­то­рия Со­бо­ров Все­лен­ских», пе­ре­вод «Корм­чей Кни­ги» и мно­гое дру­гое.
 
Внеш­няя при­ро­да для от­ца Ин­но­кен­тия бы­ла вто­рою Биб­ли­ей, сви­де­тель­ству­ю­щей о бо­же­ствен­ном ве­ли­чии Твор­ца. Этот взгляд на при­ро­ду яс­но про­во­дил он в сво­их про­по­ве­дях. «По­смот­ри­те, – го­во­рил он, – на ки­пя­щее вол­на­ми мо­ре, или на ту­чу, рас­се­ка­е­мую мол­ни­я­ми и гро­ма­ми: не об­раз ли это все­мо­гу­ще­ства Бо­жия? По­смот­ри­те на свод небес­ный, усе­ян­ный звёз­да­ми, на вос­хо­дя­щее Солн­це: не об­раз ли это пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей? По­смот­ри­те на Вес­ну, укра­шен­ную цве­та­ми, ве­ду­щую за со­бою хо­ры пер­на­тых: не об­раз это бла­го­сти Бо­жи­ей? Что ме­ша­ет те­бе, смот­ря на свои кар­ти­ны, вос­хо­дить мыс­лею к со­вер­шен­ствам Твор­ца тво­е­го?» При та­ком взгля­де от­ца Ин­но­кен­тия на при­ро­ду по­нят­на и осо­бен­ная лю­бовь его к ней и к есте­ствен­ным на­у­кам. Им­пе­ра­тор­ская Ака­де­мия на­ук и раз­ные уче­ные об­ще­ства по­чти­ли ли­те­ра­тур­ные за­слу­ги про­по­вед­ни­ка при­ня­ти­ем его в свои чле­ны. Про­по­ве­ди его бы­ли пе­ре­ве­де­ны в своё вре­мя на гре­че­ский, немец­кий, фран­цуз­ский и поль­ский язы­ки.
 
В 1836 го­ду 21 но­яб­ря в Ка­зан­ском со­бо­ре Санкт-Пе­тер­бур­га в день Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ин­но­кен­тия во епи­ско­па Чи­ги­рин­ско­го.
 
В мар­те 1840 го­да он на­зна­ча­ет­ся на ка­фед­ру епи­ско­па Во­ло­год­ской епар­хии. Здесь он оста­вал­ся 9 ме­ся­цев и за­тем был пе­ре­ме­щён в Харь­ков­скую епар­хию. Слу­же­ние его в Харь­ко­ве про­дол­жа­лось око­ло се­ми лет. За этот срок он вос­ста­но­вил Ах­тыр­ский и Свя­то­гор­ский мо­на­сты­ри, от­крыл Ни­коль­скую жен­скую оби­тель. Вла­ды­ке при­над­ле­жит идея учре­жде­ния тор­же­ствен­но­го крест­но­го хо­да в Харь­ко­ве по слу­чаю пе­ре­не­се­ния в го­род из Ку­ряж­ско­го мо­на­сты­ря чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри.
 
В 1845 го­ду Вла­ды­ка воз­во­дит­ся в сан ар­хи­епи­ско­па. И через 3 го­да на­зна­ча­ет­ся в Хер­со­но-Та­ври­че­скую епар­хию, где раз­но­пле­мен­ная пра­во­слав­ная паства непре­стан­но под­вер­га­лась тле­твор­но­му вли­я­нию та­тар, ев­ре­ев и немец­ких ко­ло­ни­стов.
 
Вос­ста­но­вить в Кры­му древ­ние хри­сти­ан­ские па­мят­ни­ки, раз­ру­шен­ные та­та­ра­ми, и ос­но­вать свой «Рус­ский Афон», – вот глав­ное, че­го хо­тел до­стичь ар­хи­пас­тырь во вре­мя сво­е­го управ­ле­ния Хер­со­но-Та­ври­че­ской епар­хи­ей.
 
Же­лая со­хра­нить раз­ва­ли­ны древ­не­го Хер­со­на, про­слав­лен­но­го Кре­ще­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя Рус­ско­го Вла­ди­ми­ра, прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий ис­про­сил се­бе у на­мест­ни­ка кав­каз­ско­го эти раз­ва­ли­ны и по­ста­рал­ся устро­ить там, по­сре­ди пу­сты­ни, вбли­зи остат­ков быв­ше­го со­бор­но­го хра­ма, неболь­шую цер­ковь во имя свя­той кня­ги­ни Оль­ги с неболь­шим по­ме­ще­ни­ем для ино­ков. За­тем он об­но­вил ис­се­чён­ный ру­ка­ми свя­то­го Кли­мен­та в Ин­кер­ман­ской ска­ле древ­ний храм, освя­тил его в па­мять двух свя­щен­но­му­че­ни­ков, Кли­мен­та и Мар­ти­на, по­стра­дав­ших в Хер­соне, ку­да они по­сла­ны бы­ли на ка­ме­но­лом­ные ра­бо­ты, и устро­ил в этой же ска­ле неболь­шой скит. Во вре­мя сво­е­го пу­те­ше­ствия по Кры­му вла­ды­ка обыч­но остав­лял спут­ни­ков у под­но­жия гор, а сам под­ни­мал­ся на их вер­ши­ну для мо­лит­вы на ме­стах по­дви­гов древ­них по­движ­ни­ков.
 
В по­след­ние го­ды сво­е­го свя­ти­тель­ства прео­свя­щен­ный Ин­но­кен­тий при­ни­мал са­мое жи­вое ар­хи­пас­тыр­ское уча­стие в бед­стви­ях Крым­ской вой­ны и имел в выс­шей сте­пе­ни бла­го­твор­ное вли­я­ние на во­и­нов.
 
Ве­ли­чие ду­ха свя­ти­те­ля Ин­но­кен­тия об­на­ру­жи­лось и в по­се­ще­нии им стра­даль­цев-во­и­нов в ла­за­ре­тах, где сви­реп­ство­вал за­ра­зи­тель­ный тиф и где мож­но бы­ло ви­деть всю тяж­кую скорбь, все стра­да­ния, по­рож­да­е­мые вой­ной. В сра­же­ни­ях он об­хо­дил ря­ды войск, обод­ряя ге­ро­ев. И здесь му­же­ствен­ный пас­тырь-отец яв­лял­ся Ан­ге­лом-уте­ши­те­лем страж­ду­щих.
 
В ко­ро­на­цию им­пе­ра­то­ра Алек­сандра II ар­хи­епи­скоп Ин­но­кен­тий на­зна­чен был чле­ном Свя­тей­ше­го Си­но­да.
 
Уси­лен­ные тру­ды и тре­во­ги над­ло­ми­ли здо­ро­вье слав­но­го ар­хи­пас­ты­ря. Вла­ды­ка за­бо­лел, на­хо­дясь в Се­ва­сто­по­ле во вре­мя бит­вы рус­ских войск с непри­я­те­лем, и на об­рат­ном пу­ти в Одес­су скон­чал­ся в Хер­соне 25 мая 1857 го­да в свет­лый празд­ник Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы.
 
Ка­но­ни­зо­ван Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в 1997 го­ду.

Источник: http://azbyka.ru


 
 
 
ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДА БОГА
И СПАСА НАШЕГО
ИИСУСА ХРИСТА




РПЦ

Митрополия

Оптина

Закамье