Публикации » Божьи богатства

Божьи богатства

Архимандрит Андрей (Конанос) родился в 1970 году в Мюнхене (Германия), с 1977 года живет в Афинах. Окончил классический лицей и богословский факультет Афинского университета. В 1990 году рукоположен в диакона, а 2000-м – в иерея, позже был возведен в сан архимандрита. С 2006 года отец Андрей ведет передачу «Невидимые переходы» («Αθέατα περάσματα») на радио Пирейской митрополии. Его приглашают для чтения лекций и бесед во многие города Греции, Кипра и США. Тексты его радиобесед были опубликованы в виде двух сборников на греческом языке; готовится издание сборников на английском и болгарском языках. Портал Православие.Ru предлагает своим читателям одну из радиобесед отца Андрея.
 

Несколько дней назад ко мне на исповедь пришел молодой человек, боксер. В конце исповеди он спросил:

– Я боксер. Грех ли это?

Я ответил ему:

– Нет, ведь ты исповедался.

А он, начав исповедоваться, так плакал, что никак не мог закончить свою исповедь. И когда другие боялись его из-за его силы, он на исповеди, перед священником и Церковью, так рыдал о своих грехах, что не мог перечислить их все. Потому я и сказал ему:

– Иди с Богом, но только не совершай больше тех грехов, в которых ты уже покаялся!

– Я хочу вам рассказать и о других своих грехах, но не могу!

– Расскажешь мне о них в следующий раз. Но вот о чем я размышляю: каким образом ты изменился? что произошло в твоей жизни?

Я было подумал, что он расскажет мне, как его изменило какое-нибудь событие или то, о чем я уже слышал, но он, повернувшись ко мне, произнес:

– Пришел Господь и меня нашел. Он меня нашел. Летом, когда мне нечего было делать, я зашел в Интернет и, как обычно, стал искать какие-нибудь интересные сайты. В этот раз мне попалось письмо старца Паисия Святогорца, а я и не подозревал даже, что такое существует. Начал его читать – и заплакал. Моя душа была так потрясена, что с тех пор я переменился и теперь постоянно думаю о Христе.

Слушая его, я помыслил: «Ведь насколько же богат наш Господь! Только Бог – без меня, без тебя, без людей, которые думают, что они делают что-то великое, – может изменить душу человека». Заглянул ты в Интернет – и с одним текстом в твое сердце входит голос, который ты не ожидал услышать, одно невидимое прикосновение к твоей душе полностью тебя изменяет. Насколько же богат Господь – и нас Он хочет сделать столь же богатыми, и нам хочет дать Свое богатство – а мы так бедны. Ведь мы могли бы совершать великие дела в жизни. В жизни есть много скрытой радости, и это очень большое счастье для тебя, что есть святость Бога. Бог праведен, благодаря Ему ты появился на свет – не для того, чтобы мучиться, а чтобы сделаться радостным, счастливым, довольным, утешенным, насыщенным. Где это богатство? Почему же мы ощущаем скудость нашей жизни, почему мы несчастны?

Недавно я прочел книгу архимандрита Ефрема Филофейского «Мой старец Иосиф, исихаст и пещерник» – очень рекомендую и вам ее прочитать. В ней автор рассказывает, что старец Иосиф перед смертью имел видение о рае. Он умер 15 августа – о чем просил Пресвятую Богородицу, и Она исполнила его желание. Итак, перед своей кончиной старец Иосиф имел видение, он был исхищен из этого мира, а когда вновь обрел ощущение реальности, его спросили:

– Батюшка, где ты был сейчас? Что ты увидел?

А он ответил:

– Я увидел богатство Господа!

– А еще что-нибудь видел?

– Я видел, как велико богатство Господа, а наследников – мало.

Или, иными словами: Бог может дать нам многое, но мы этого не принимаем. Ты мог бы быть очень счастливым, но есть тайна, тебе не ведомая. Ты не знаешь, где та кнопка, на которую надо нажать, чтобы стать счастливым. А ведь тебе определено большое счастье. Бог хочет делиться с нами Своим богатством. И очень печально, что мы живем такой жалкой, несчастной жизнью, в то время как у нас есть Бог – наш Отец, Который очень богат.

Это как если мой отец торгует одеялами, а я мерзну, и он мне говорит: «Вот мой магазин – он и твой магазин. Так возьми одеяло и согрейся!»

Старец Иосиф Исихаст
Старец Иосиф Исихаст
Это как если мой отец кондитер, а у меня во рту нет рецепторов, распознающих сладкий вкус; и вот он говорит: «Чадо мое, это твоя кондитерская. Приходи и угощайся. Приходи – и поймешь, как подсластить свою жизнь!»

Удовлетворяемся малым, а теряем многое. Мы делаем маленькие шажки в духовной жизни, в то время как, живя, могли бы творить в своей жизни чудеса – великие чудеса. Сегодня никто не услышит меня, потому что и не стоит слушать человека, ведь если сильно чувствовать Бога в своей душе, по молитве к Нему происходили бы такие чудеса, что не надо было бы надеяться еще на кого-нибудь. Из-за этого мы страдаем. Мы считаем, что кто-то другой нам поможет, но Господь нам говорит:

– Попробуйте припасть к Источнику, то есть ко Мне. И не полагайтесь на человеческое, потому что снова возжаждете. Снова разочаруетесь, раните себя.

Некоторые люди, святые, возлюбили с малых лет богатство Господа, с детства возревновали о нем. Старцу Порфирию было 12 лет, когда он стал задумываться о том, о чем я сейчас толкую, и он говорил себе: «Вот ведь Иоанн Кущник достиг святости, так почему же я не смогу? Он смог, а я разве не смогу? Он достиг таких высот, так почему же я не достигну?» И трижды втайне от своих родителей он пытался попасть на Афон, но все три раза что-то случалось, и он возвращался обратно домой – будучи 12-летним ребенком! И старец Иаков из Эвбеи, с которым я встретился в 1990 году, говорил: «О чем ревновал я с малых лет, так это о рае, ревновал о великом, а не о малом! Много денег прошло через мои руки. Многие люди давали мне деньги, но я к ним был равнодушен. Я ревновал о святости, ревновал о Божиих чудесах, и этому я хотел подражать, к этому прикоснуться!»

Почему мы не богаты? Все просто, и много говорить об этом не нужно: мы ленивы – потому и бедны. Не подвизаемся, поэтому легко приходит расслабление. Да, легче отдыхать, сидеть и слушать кого-нибудь; и гораздо легче разговаривать, чем молиться. Скажет мне кто-нибудь, может ли он молиться столько времени, сколько тратит на разговоры? Как долго можешь проговорить – полчаса, час? А молишься ты полчаса, один час? И вместо того чтобы меня слушать, сможешь ли ты молиться столько же времени? Не можем мы этого – трудно. Поэтому мы не развиваемся – потому что не боремся; все для нас теория, только слова; «хотел бы» – но не делаем следующий шаг.

Избегаем трудностей, которые Господь нам посылает, чтобы подарить нам Свое богатство, и поэтому не развиваемся.

Если прочтете ту книгу, о которой я рассказывал, будете потрясены, узнав, что делали эти люди в афонской пустыни. Они молились каждую ночь, уделяли молитве по восемь часов – зимой и летом. Когда им хотелось спать, они выходили на улицу, чтобы их освежил ветер и дождь; чтобы взбодриться, они брызгали в лицо холодной водой; делали поклоны, строго постились, и тогда Бог изливал водопады Своей любви, ниспосылал в их души благодать. Они молились и творили чудеса. Господь их слышал; они отдавали кровь своего сердца, и Бог отвечал – Бог дает, когда ты на деле отдаешь Ему свое сердце. Не в какой-то теории, а когда что-то сделаешь.

Приведи в движение свои ноги, тело, душу, чтобы подвизаться. Все, о чем я вам говорю, – это Божий дар, идущий сверху дождь. Только одно мы можем сделать во время дождя. Не ты, а Бог посылает дождь, но ты можешь подставить свои ладони, чтобы собрать воду. Если ты не сделаешь этого простого движения, повернешь свои ладони вот так, вниз – Бог не сможет наполнить их водой. Он посылает дождь, но ты сделай так, чтобы собрать в руки эту воду. Знаете ли, как называется в Церкви это движение? Называется просто – подвиг, который мы должны совершить. Мы говорим, что этот человек – аскет. Кто такой аскет? Он все время старается превратить свою душу в сосуд, в который может собраться Божья благодать.

Нельзя по-другому. Если ты не сделаешь что-нибудь, не подставишь свои руки, то не войдет в тебя Божия благодать. Те из вас, кто читал церковные книги, Октоих, знают, что в одном месте говорится: стань, моя душа, крупным купцом. В своей жизни можешь иметь лавчонку, но в душе своей не открывай лавки, ты должен открыть большой магазин, ты должен стать оптовиком. И святой Исаак Сирин говорит: когда стоишь пред Богом, не проси у Него малого, но великого, потому что Он велик, – это как если стоишь перед кем-то очень богатым, перед самым богатым человеком в мире, который тебя спрашивает: «Что хочешь, чтобы я дал тебе?» – а ты ему отвечаешь: «Дай мне пару килограммов картофеля!» – «Да его везде найдешь! А я могу дать тебе что-нибудь другое – очень большое!»

Однажды я представил себе, кем бы я стал, если бы был богат молитвами и молился бы все время. Представьте только, как бы было прекрасно, если бы сегодня я молился с утра до вечера и чтобы не было моментов в моей жизни, в которые я не помнил Бога, – как прекрасна была моя жизнь! Но в моей жизни есть такие моменты – огромные пробелы – потому что я не молюсь тогда. Я беден, очень беден в молитве. Как хорошо было бы, если бы я молился и в мое сердце было вписано это имя – Иисусе мой, Христос мой. Если бы кто-то заглянул в твою голову, как думаешь, что бы он увидел там? Какое богатство ты сейчас имеешь? Сегодня у всех нас что-то есть, и мы чем-то занимаемся. Чем мы занимаемся? Ищем ли мы Христа или же занимаемся своими ежедневными делами – суетой, светскими делами, грехами? То, чем ты занимаешься, и есть твое богатство. Если твоим богатством будут сорняки и ложь, то в твоей душе останется огромная пустота. И будешь чувствовать неудовлетворение. Мы читаем о святых, что они постоянно молились. А мы так мало молимся.

Прочитал человек «Добротолюбие» и говорит себе:

– Вот, я прочел, что в «Добротолюбии» говорится о непрестанной молитве.

– И что из того, что ты об этом прочитал? Ты что делаешь?

Как было бы хорошо чувствовать в своей душе богатство божественной благодати, иметь внутри себя Божию благодать, Божию милость. Бог может дать нам многое. Один математик, ученик старца Паисия, рассказал мне, что ему говорил его духовный учитель:

– Однажды старец Паисий сказал нам, что Бог может сделать нас очень богатыми, но мы не готовы это богатство сохранить. Мы готовы его потерять.

И сказал Господь:

– Если он его потеряет, не стоит давать ему его еще раз! Подожди, оставь его. Пусть он сначала сам его поищет, пусть сначала он поплачет, пусть сначала он помолится, пусть сначала он попросит, немножко смирится, а потом Я исполню то, о чем просит.

Потому что много раз мы просим у Бога, чтобы Он нас обогатил, но мы не остаемся рядом с Ним. Принимаем Его подарок, но бежим от него, исчезаем и забываем о нем. Потому Бог сказал: «Просите, и дано будет вам, ищите и найдете, стучите и отворят вам». «Постучите в Мою дверь». Как долго ты молишься о том, что тебя занимает? Как долго?

Однажды мне позвонила женщина – как это нравится мне, что некоторые слушают мою радиопередачу, понимают все то, что я говорю, и делают все наоборот тому, о чем я рассказывал по радио, – они такие же, как и я. Поэтому мы встречаемся и находим общий язык. Так вот, она позвонила мне по телефону, а я между прочим однажды в своей радиопередаче сказал: «Не утомляйте сильно священников, говорите им самое основное. Только то, что вас беспокоит. Приходите к священнику и говорите: “Батюшка, я сделал то, то и то”. Говорите лаконично. “Все, я закончил, благословите, простите, но мне надо уже идти!” Не говорите о том, что не имеет смысла».

Женщина позвонила мне по телефону. После долгих поисков она меня нашла и теперь говорит:

– Батюшка, очень правильно то, что вы сегодня сказали, что не надо утомлять священников. Не нужно утомлять священников! Вот послушайте, я расскажу коротко о главном, не буду сильно утомлять!

И проговорила со мной по телефону 35 минут. Рассказывала мне о своем наболевшем. Хотя введение было очень хорошим – про то, чтобы не утомлять меня.

Я ей сказал:

– Вот уже 35 минут мы беседуем. И вы говорите, что нашли утешение. Подумайте теперь: а если бы вы 35 минут молились Богу о своем супруге – потому что у нее были проблемы с супругом, – если бы 35 минут вы просили Бога: «Господи, помоги ему! Соедини нас, помоги нам, чтобы мы полюбили друг друга, простили, поговорили!» Не надоел ли вам телефон за эти 35 минут?

Она мне в ответ:

– Батюшка, вот как быстро пролетело время… Было так приятно!

– А как же с Христом?

– Ой, я не могу молиться 35 минут – это убийственно! А с друзьями, с людьми, со священниками время проходит так незаметно!

– Потому мы и не видим чудес, – сказал я ей.

Поэтому я не могу творить чудеса – я разговариваю с людьми и не обогащаюсь, поэтому я бедный – и ты бедный. Мы соединены нашей бедностью и остаемся по-прежнему бедными.

Ведь это Бог нами управляет… только Он может нас сделать богатыми в жизни и позволит увидеть чудеса.

Вспомнилась женщина, у которой был рак. Это реальный случай. Женщину звали Афина. Она мать мальчика, которого я исповедаю. Она ходит на химиотерапию. Заболела она внезапно, неожиданно; вернее – она болела, но не знала об этом. А я как-то подумал: «Мог бы кто из нас – и я в том числе – так помолиться об Афине, чтобы, когда утром она пойдет в больницу сдавать анализы, ей там сказали: “Госпожа Афина, вы принесли не свои анализы. Вы здоровы! У вас анализы хорошие!”?»

Вы это сейчас слушаете и говорите про себя:

– Ну, это… крайности, это преувеличение, это может случиться один раз на тысячу.

А Христос говорил:

– Я пришел не для того, чтобы сделать вас Моими учениками – такими, что это будет один случай на тысячу. Это и вы сами могли сделать. Я сделал вас такими Моими учениками, чтобы это происходило постоянно.

Старец Порфирий
Старец Порфирий
Знаете, почему святые апостолы изменили мир? Потому что они пошли не с проповедями, не только со словами, а пошли, совершая чудеса. Вот пришел человек измученный, посмотрел на него апостол Петр – и снял с его души всю скорбь, дал ему радость. Пришел больной раком, тень святого Петра упала на него – и он вылечился. Он вытер пот платком, а другой человек говорит: «Дай мне этот платок!» Коснулся его – и был исцелен.

Скажите мне, кто бы не последовал за такой Церковью? Какой бы ребенок не последовал за своей матерью, своим отцом, учителем, духовным наставником, священником в Церкви, если бы мы жили с такой сильной и богатой чудесами верой? Наша вера стала интеллектуальной, поверхностной – слова, пожелания, что-то хорошее, но нет чудес. А апостол Павел говорит, что Бог послал их с силой и знамениями, а не с прекрасными словами: слова были не важны, они были простыми – но их вера творила чудеса. Сегодня мы не так живем. У нас оскудела вера, и мы не верим, что Бог совершит чудо. Или если Бог совершит какое-то чудо, то мы его приписываем себе, а Господь потому и говорит: «Зачем мне ему давать? Со своим эгоизмом он все равно потеряет. Оставить его, оставить его – пусть он еще подождет, пусть он еще больше смирится».

Старец Паисий рассказывает: когда однажды котенок что-то проглотил и стал задыхаться, то стал подпрыгивать, словно был на пружинах; видя его страдания, старец перекрестил котенка. Но он по-прежнему испытывать боль и страдал. Тогда он снова осенил котенка крестным знамением, но ничего не произошло. «И сказал я себе, – рассказывает старец Паисий, – “Ой, горе тебе, Паисий, ты уже столько лет монах, но еще такой бедный! Даже котенка не можешь исцелить! Где твоя вера? Что ты здесь делал все эти годы? Где твоя добродетель? Где твоя святость?” И тогда я смирился и сказал себе: “Какой же я недостойный!” – и когда сказал: “Какой же я недостойный!” – и сделал вот так, котенок сразу же успокоился. И тогда я понял, что Бог может дать нам очень многое, но самое большое препятствие в том, что мало того, что мы не боремся, но мы еще и очень эгоистичны».

Нет смирения. Не просим у Бога правильно то, чего желаем. Предъявляем претензии, хотим все и сразу и готовы хулить Бога, если нам не угодят.

– Я готов бросить курить до Рождества Христова, – говорил мне один мужчина. – Но если твой Бог не исполнит то, о чем я прошу, то ничего не обещаю!

А я ему сказал:

– Мой Бог является и твоим Богом, если Он мой Бог, то Он и твой Бог. Во-вторых, если ты идешь к Богу с такого рода соглашением, с таким жалким соглашением, то что есть Бог? Как ты собираешься у Него просить? Поэтому Бог тебе и не дает! А Богу ничего не стоит выполнить то, о чем ты просишь. Ничего не стоит Ему это сделать. Это для Него сущий пустяк. Что бы ты ни попросил у Бога, если Он захочет, то может исполнить твою просьбу в ту же секунду.

Надо знать секрет успеха.

Вот хочешь создать семью и молишься Богу: «Боже, пошли мне этот дар!»

Разве это не богатство – иметь хороший дом? Самый богатый человек на Земле тот, у кого есть хорошая работа и хорошая семья – это-то и есть богатство. Богатство – это и счастливая жизнь. Да, но достоин ли ты того, чтобы Господь сделал тебе этот подарок? Что ты даешь Богу, чтобы Он сделал тебя богатым? Какой характер имеешь? Есть ли у тебя что-то хорошее, что можешь подарить девушке или юноше, которых пошлет тебе Господь? Что ты подготовил в своем сердце, чтобы принести Ему, чтобы сделал Он тебя богатым или богатой? Ну, давай просто пойдем и создадим семью. И что? Какой фундамент положишь в своем доме? Поэтому Господь медлит и говорит тебе:

– Подожди, нужно тебе еще смириться, нужно еще помолиться, необходимо тебе исправиться, потому что если ты создашь семью с тем жизненным опытом, что у тебя есть сейчас, твои проблемы лишь умножатся, и Я, любящий тебя и провидящий твое будущее, говорю тебе: «Подожди, ты не видишь поворота на твоем жизненном пути». А ты Мне отвечаешь: «Я все отлично вижу». А Я тебе говорю: если ты женишься, то через пять лет твой жизненный опыт приведет к разводу. Так что лучше подожди еще три года, а затем будешь жить счастливо 70 лет. Вряд ли тебе нужно трехмесячное счастье, которое ты быстро разрушишь.

Господь думает одним образом, а мы – другим. Ты хочешь повлиять на жену и детей, ты им говоришь, говоришь, а твои слова не имеют никакого воздействия. В одно ухо входят, а из другого выходят. Вот я рассказываю в классе, и не то что дети не слушают, они тихие, но словно не понимают того, что я им говорю, – смотрят мне в глаза, а когда я вдруг их спрашиваю: «Что я сейчас сказал?» – молчат.

Делаю вторую попытку, спрашиваю другого ученика:

– Что я сейчас сказал?

Он не понимает, что я ему говорю, слово не имеет отзвука в душе этого ученика. Конечно, одни могут, другие не могут сосредоточиться и понять, что ты им говоришь. Часто мы пытаемся что-то высказать нашему ребенку и чувствуем: слова наши словно отскакивают от стены. Он тебя не понимает. Ты говоришь ему: «Чадо мое, то, что делаешь, компания, в которую ты попал, то, к чему ты привык…» Он слышит тебя, но твои слова ему безразличны. Говоришь ему, но это его не трогает. Он чувствует, что твои слова очень бедны. Наши слова скудны. Не находят отклика. Скудны слова супругов. Говорят и не могут достучаться друг до друга, не могут тронуть друг друга, потому что нет Божиего богатства в их сердцах. Когда ты переполнен божественной любовью, это заметно по твоим словам, по твоему взгляду, по твоим мыслям; другой поймет, что ты думаешь, – Бог его известит. Не надо человеку говорить – его сердце почувствует, что ты хочешь ему сказать. Что Христос говорит в Евангелии мытарю Матфею? Что Он ему сказал? «Следуй за Мной!» Одно слово, одно предложение. «Приблизься ко Мне!» И тот оставил все и пошел за Ним. Одно слово, сказанное Христом, изменит твою жизнь. Сто слов педагогов, сто слов моралистов: врачей, учителей, преподавателей – и ничего! Да? Сила Христовых слов, богатство Христовых слов – это богатство может стать и нашим. Есть святые люди – старцы со Святой Горы Афон, которые могут сказать лишь одно слово – и что-то происходит. Это слово входит в тебя и никогда не покидает.

В 90-х годах прошлого столетия старец Порфирий пожал мне руку и сказал:

– Не говори своему отцу, чтобы снова пришел на исповедь! Будешь хранить молчание, послушание, совершать молитву.

Поскольку он знал, что я рассеянный, он повернулся ко мне и спросил:

– Что я тебе сказал?

Я ему ответил:

– Ну… молчание, послушание… Что сказали? Молитва.

– Итак, выполняй это и увидишь чудо! Будешь ждать. Через четыре-пять лет увидишь чудо.

Его слова тронули меня.

Как только встретишь какого-нибудь Божьего человека, сразу отступают все сомнения. Все само собой решается.

Этот молодой человек, боксер, уехал на Святую Гору Афон, я помог ему поступить в монастырь Дионисиат; позже я позвонил ему и спросил:

– Что ты думаешь о Святой Горе Афон?

Он мне ответил:

– Ничего не думаю. Я пришел сюда, чтобы рассеять сомнения, спросить, как говорить с Богом. Но когда я оказался здесь, я почувствовал, что моя душа преисполнена, а все сомнения ушли. Мой ум очистился, но не напитался чем-то, а опустел. И чем больше он пустел, тем больше я чувствовал себя преисполненным. Я очистился от идей, глупостей, мыслей, фантазий, похоти, грехов и успокоился. И теперь, успокоенный, я чувствую себя очень счастливым. В миру я не нашел бы этого.

Это богатство. Там пребывает Пресвятая Богородица. Видел ли ты Пресвятую Богородицу? Нет. Это Святая Гора, она входит в душу, согревает сердце и успокаивает его. Это красота, это богатство нашей веры, которое Бог хочет сделать и твоим богатством, чтобы стали мы совершенно счастливыми.

И говорит старец послушнику:

– Чадо мое, сделай это!

И он сразу же это делает, без лишних слов. Как было бы хорошо, если бы муж и жена дома говорили бы друг с другом простыми словами – как сразу бы все изменилось. И чтобы мы не говорили: «Нет, сначала я хочу это обсудить. Я не возражаю, но я хочу, чтобы ты меня убедил. Мы демократичны, и потому давай это обсудим», – и дискутируют, дискутируют, а ребенок говорит: «Мои родители очень демократичны, батюшка, они все обсуждали – и расстались: после долгих дискуссий они пришли к разводу». Между тем в прошлые годы муж говорил своей жене коротко: «Твой поступок причиняет мне боль!»

И сразу же, услышав, что мужу больно, его жена умягчалась. Сегодня никто не умягчается, каждый живет в своем собственном мире и не ищет того богатства, которое может тронуть сердце другого. Нам не хватает благодати Божией, а мы добиваемся тысячи иных вещей.

Как хорошо быть богатым, свободным от страстей, пристрастий, недовольства, претензий – таким людям очень завидуют. И я завидовал таким людей, я им удивлялся. Я завидовал другу. Я рассказывал о нем много раз в своих радиопередачах. Ему 70 лет. И вот, услышав, что я рассказывал о нем, потому что он слушает мою радиопередачу, он, когда я снова приехал на Святую Гору Афон, три дня со мной не разговаривал.

– Поговори со мной!

– До свидания, убирайся отсюда! Я с тобой не разговариваю.

Он три дня со мной не разговаривал, и его не интересовало, что я скажу о нем, что он «может упасть» в моих глазах. А в один прекрасный день он привел меня к себе в келью, а там был ужасный беспорядок, но это его мало беспокоило. Я ему позавидовал, ведь его не интересовало мирское мнение – хорошо ли он выглядит, не волновало, что скажут о нем другие люди, – похоже, он был выше всего этого. Он был одет в рубашку – не знаю, сколько времени он носил ее. Он мне сказал:

– Долго.

– Как именно долго?

Он носит ее не снимая уже несколько месяцев, и это его нимало не волнует – такие вот богатые люди, я им завидую, они не переживают, не тревожатся, когда опаздывают на катер, плывущий на Афон, говоря:

– Нечего страшного! Что же, я куплю билет на следующий катер.

А ты его спрашиваешь:

– Через сколько минут он будет?

– Завтра!

– Завтра?!

– А что волноваться?

Я схожу с ума, когда у меня в жизни что-то не получается. Я бедный, я нетерпеливый, несдержанный, не уповаю на Бога, у меня слабая вера. Я очень беден, но богат, скажем, в финансовом отношении. У меня есть автомобиль, есть дом, но я очень беден духом. Другой ничего не имеет – даешь ему денег для Святой Четыредесятницы, говоря:

– Батюшка, такая-то женщина передает 5 евро.

– Что мне с ними делать? Я же никуда не езжу. Забери их!

– Нет, батюшка, возьмите вы их! Поедите в Карею!

– Но мне не надо в Карею, мне не нужны эти деньги!

Другой смотрит на это и говорит себе: «Да, я бы их взял, а этот – не берет. Хочет быть свободным от денег, от имущества – от всего».

Мы гневаемся, живем распущенно, осуждаем и говорим: «Я такой и не могу быть другим! Я это признаю!» Недостаточно того, что ты это признаешь. Почему не завидуешь тем людям, которые все это преодолели?

Знаете ли вы, что некоторые святые, духовному богатству которых мы сегодня удивляемся, когда-то были как и мы – бедными? И жизнь их была трудной. Они не родились совершенными, они тоже родились в бедности собственных грехов, страстей и слабостей. Но однажды они себе сказали:

– Я изменюсь! Я изменюсь! Божия жизнь для меня! Мало только смотреть на иконы. Я изменю свою жизнь – хотя бы ненамного, но я это сделаю. Я не останусь там, где я сейчас.

И ты пожелай себе стать таким же богатым, как богаты святые, пожелай им подражать!

Я читал, что святой Аммон восемь лет боролся с гневом. Он имел этот недостаток, эту нищету внутри себя и не мог сдерживаться, общаясь с другими. Восемь лет он боролся – и в восьмой год страсть полностью исчезла: Господь подарил ему богатство бесстрастия. После, что бы ему ни говорили, даже если это его и волновало, он никогда не гневался. Он был очень кротким, очень тихим. Но в последний раз, прежде чем исчезла полностью эта страсть, кто-то его попытался разозлить, но он не поддался. Когда тот человек ушел, его спросили:

– Молодец, батюшка! Как ты смог сдержаться?

И тогда он сплюнул кровь на землю и ответил:

Во время богослужения на Афоне
Во время богослужения на Афоне
– Вот как! Видите это? Я прикусил себе язык и чрез это обогатился спокойствием!

Ты не можешь так легко добиться спокойствия. Вот говорила одна женщина:

– Во всем виноват мой муж! Когда его нет, я чувствую себя очень хорошо. Так что это только он во всем виноват!

Но ты не сможешь изменить себя без мужа. Он сделает тебя богатой терпением. Ты сделаешься богатой терпением через проблемы, которые один создает другому, и через борьбу их преодоления. Было бы ошибкой думать, что, изменив свою жизнь, мы и сами изменимся. Мы носим в себе свои страсти повсюду.

Это вопрос не о месте, а о состоянии: спокоен ли ты всюду, где бы ни находился? Оставайтесь всегда спокойными.

Я удивляюсь некоторым людям – девушкам и юношам. Смотришь на них и думаешь:

– Этот парень мог бы подойти каждой девушке – по характеру он такой сердечный, такой простодушный, такой покладистый, а у других такой трудный характер, потому что не имеют богатства простой и благочестивой жизни.

Но начинаются претензии: «Батюшка, я хочу остаться таким – не в этом проблема, но из-за тех вот черт характера мы не сможем жить вместе».

И выбирает юноша из 15–20 девушек, и всё ему что-то не нравится, а ведь в том, что не находится подходящая, виноваты не девушки – виноват юноша. Ему не за что ухватиться, потому что его душа очень бедна, в его характере нет тех черт, о которых мы сегодня говорим. Подумайте об этом. Когда ты говоришь: «Здесь мне не нравится, кругом одни проблемы», – подумай: может быть, проблема в тебе? Почему все жалуются на тебя? Не могут же все быть недовольными тобой и только потому, что это они одни виноваты. Так редко бывает. Нужно найти в себе и свою ошибку, и вину.

Старец Иосиф с сподвижниками
Старец Иосиф с сподвижниками
Старец Иосиф сказал отцу Ефрему:

– Поедешь в Дафни и купишь 20 килограмм хурмы, но в пути рта не раскроешь. Ни с кем не будешь говорить. И если тебя станут спрашивать, кто ты, как тебя зовут, кто твой старец, из какого ты монастыря, – ничего не отвечай, молчи.

Ефрем говорит ему:

– Батюшка, а если меня много раз будут спрашивать? Что мне делать?

– Молчать!

– А если будут настаивать?

– Нечего не говори!

Сможешь ли ты так сделать?

Он это сделал. Поехал в Дафни:

– Мне нужно 20 килограмм хурмы!

– Хорошо. Кто ты?

– Взвесьте, пожалуйста, 20 килограмм хурмы!

– Конечно. Взвешу. Ты хороший монах. Ты откуда? Из какого скита?

– Когда мне зайти за хурмой?

– Да кто ты? Скажешь ли наконец?

Сколько ни пытался продавец выспросить монаха, тот не отвечал. Я удивился этому. Почему? Потому что я сказал раз одной женщине, которая пришла ко мне на исповедь: «Тем, что ты мне рассказала, – не делись ни с кем!»

Но она поделилась. Рассказала. Где сила у этой женщины? Где богатство ее души? Что это за нищета? Тот бедняга не сказал, как его зовут. Ведь не грех сказать, что имя мое Ефрем и старец мой отец Иосиф. Таковы мы. Разве это страшно? Он не сказал своего имени – почему же? Потому что имел послушание любви, он доверял, любил, верил в Бога и сказал себе: «Старец мне так наказал, а я не усомнюсь в моем духовном наставнике».

Говоришь другой женщине: «Не делай этого, ведь разрушишь свою семью! Держи рот на замке!»

Она не имеет душевной силы и богатства добродетели, чтобы этого сделать, она не может сделать даже такую малость.

У старца Иосифа были гнойники на спине, его рубашка прилипала к телу. Он прислонялся к стене и, чтобы облегчить боль, терся спиной об нее. И чем больше он терся спиной о стену, тем больше выступал гной, и рубашка прилипала еще больше, но он не надевал другой, терпел. У меня иногда болит голова, и я схожу с ума от боли. Не могу вытерпеть только одну лишь головную боль, а он мог столько времени терпеть и болезнь, и гной.

Вчера женщина мне написала: «Батюшка, помолитесь обо мне, по утрам меня мучает мигрень! Я схожу с ума, нет мочи терпеть эту головную боль!»

Мы не имеем богатства святых – стерпеть одно малое искушение, как же тогда стерпим большие искушения? Некоторые говорят, что наступает конец мира, и я дрожу, когда подумаю об этом: я боюсь от своего бессилия. А некоторые говорят об этом просто так и радуются: есть пророчества, чтобы пойти туда, там это увидеть. Это хорошо, но что мы будем делать, если не можем перенести и малое искушение?

Кто-то мне сказал одно слово, и я его неправильно понял и обиделся. Как же перенесу грядущие большие искушения, как говорят; успею ли перетерпеть скорби мирового масштаба?

Однажды вечером ты не можешь получить заказанную пиццу из-за того, что нечто случилось: на улице льет дождь как из ведра. Тебе звонят по телефону и сообщают:

– Вы знаете, разносчик не сможет сейчас прийти: на улице ужасная погода. Он придет через час!

А ты отвечаешь:

– Через час?! До свидания!

И нервничаешь: «Весь вечер испортили!»

Выключают электричество – и твоя жизнь рушится. И как ты переживешь большие проблемы, когда не можешь перетерпеть даже маленькие?

А вот те люди были так счастливы, так утешены, что отец Ефрем говорит об этом вот что:

«Мы были очень радостные и очень бедные. Очень бедные и очень счастливые. Когда старец Иосиф умер, то нечего было взять из его кельи. Он нам ничего не оставил, потому что у него ничего не было, но мы были очень богаты, потому что у нас все было».

Теперь и у нас все есть, но, вопреки этому, мы чувствуем, что в нашем сердце чего-то не хватает.

Как-то раз я подивился красивому дому, который стоит недалеко от школы, где я преподаю, и я сказал про себя: «О, если бы мне квартиру с таким видом!»

А перед домом, я видел, был цветник, деревья в саду.

И вот однажды в десять часов утра дверь на балкон открылась и появилась женщина с инвалидной коляской, в который сидел ее парализованный ребенок. И я сказал себе: «Можно быть богатым, но при этом иметь свою боль».

И у них есть боль и скорбь – как они их переживают? В состоянии ли они это сделать? Прославляют ли они Бога? Имеют ли они терпение? Этим секретам учит нас святая Церковь, а мир не сможет нам их открыть. Наш мир сошел с ума. Мир нам говорит: «Сделайте то, сделайте это!»

И в конце концов человек, чтобы уснуть, пьет горстями снотворное и не может успокоиться. Стресс. Недостает нам божественного покоя, Христовой радости. Почему мы не имеем этого богатства – спокойствия сердца? Чтобы сесть дома вечером и сказать себе:

– Слава Богу, все в порядке, все хорошо. Разве мне чего-то не хватает, разве я чего-то лишен? Надо возблагодарить Бога!

Господи Иисусе Христе, благодарю Тебя за все! Как говорит матушка Гавриила – иногда она молится с четками, произнося: «Благодарю! Иисусе, благодарю Тебя!»

Не находишь причин, чтобы поблагодарить Бога, а чтобы пожаловаться – всегда найдешь причину.

На исповеди я спрашиваю у некоторых людей: «Есть ли у тебя жалобы Богу? Скажи мне о них, пока мы только вдвоем». И он начинает жаловаться:

– Ну что сказать… да вроде нечего сказать, но… если бы мой ребенок послушался меня и не сделал бы вот этого в своей жизни, то я чувствовала бы себя счастливее… Если бы мой муж не купил это место, про которое я ему говорила, что не надо покупать, то сейчас я так бы не злилась… Если бы мой зять не умер от рака в 35 лет, если бы Господь не взял его таким молодым, я бы так не страдала…

Жалобы, жалобы, жалобы, и нет покоя в душе. Какое великое богатство – быть спокойным, счастливым и радостным человеком.

Афонская келья
Афонская келья
Христос сказал: «В миру будете иметь скорби, но дерзайте! Я победил мир». В миру будете иметь проблемы, притеснения, но вы дерзайте, потому что Я победил все проблемы, и если вы будете со Мной, то и вы их преодолеете. Можешь ли преодолеть проблемы и стресс? Я не могу. Однажды на похоронах меня увидел один человек и сказал мне:

– Ты очень поседел!

– Ну, были кое-какие события…

Какие события? Глупости! Я болею от глупости, то есть теряю свое спокойствие, то богатство, которое во мне, о котором все святые говорят: что бы ни случилось в твоей жизни, будь внимательным, чтобы лукавый не украл у тебя это сокровище – мир и покой. Он хочет нарушить твой покой, так будь внимательным: да не потеряешь покой, потому что лукавый на это делает ставку – нарушить твой покой, заставить тебя нервничать, гневаться, чтобы началось сверхнапряжение, чтобы к тебе пришли врачи, чтобы ты начал пить лекарства, а затем он сделает с тобой все что хочет. Будь осторожен с такими вещами. И со мной это происходило много раз.

Один христианин говорил: «Хочу рассказать, как сильно я люблю Бога. Вот что бы мне ни сказали, даже самое неприятное, у меня такая любовь к Богу, что дайте мне только пять минут помолиться – и все пройдет!»

Сколько тебе понадобится времени, чтобы ты пришел в себя? А другой человек говорит: «Я не могу молиться, когда у меня есть проблемы. У меня такое душевное смятение, что я не могу молиться. Даже когда я молюсь, не нахожу покоя».

Я был в православном монастыре в Аризоне, так там весь день монахи читали молитву: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня». Работают и произносят эту молитву, и ты слышишь, как монахи шепотом молятся. Пробыли там пять дней. Хочешь не хочешь – но будь ты даже стеной – эта молитва входит в тебя. Я тоже начал молиться, как они, и думал, что приобрел покой – в течение пяти дней, и произошло великое чудо… как некоторые думают, что возьмут четки и: «Сегодня вечером я начну молиться и увижу Бога. В течение одной ночи я хочу все увидеть!»

Но это не случится за один вечер или за один год, а иногда даже и за десять лет, если не произойдет чудо. И я про себя говорил: «О Боже, как же прекрасно, за пять дней я приобрел внутренний мир, и теперь всегда будет так». Я был счастливым и эгоистичным, так как думал, что постиг в некоторой степени спокойствие. Было около двух часов дня. Мы выехали из Аризонской пустыни, двигались к аэропорту в Фениксе, нам надо было в Чикаго на конференцию. По пути все мы шепотом молились. Водитель автомобиля имел большие, как лассо, четки. Он молчал, молился, я наблюдал за ним и думал: «Ты молчишь, и я молчу – молюсь, не только ты, но и я молюсь! Вот здорово! Какие мы все духовые люди!» Я был счастлив. Приезжаем в аэропорт; попрощался с нами водитель-монах и сказал:

– Батюшка, я рад, что мы встретились!

Со мной было несколько духовных чад.

– Приезжайте еще!

– С удовольствием!

Зашли в здание аэропорта и пошли на регистрацию – для проверки билетов. Я и еще один парень из нашей группы отдали на проверку свои билеты. Другой юноша пошарил по карманам, и оказалось, что билета у него нет. А я все время шепотом молился, был спокоен, и мне казалось, что я летаю в облаках.

Юноша искал свой билет. Я у него спросил:

– Так где твой билет?

– …Канул в Лету!

– Это плохо! Как же так?

У меня сдали нервы. Я возмутился, вспотел и сказал ему:

– Ну… – и у меня отнялся язык.

Не стало молитвы! Ничего не осталось. Забыл, что Бог существует, что на все Божия воля, и сказал я ему:

– Так как же быть?

На нас смотрели и иностранцы.

А юноша, который потерял билет, был совершенно невозмутим. Он мне ответил:

– Батюшка, что будем делать?

– Что будем делать?! Здесь останемся!

– Батюшка, найдется решение.

– Скажи мне, что будем делать! Скажи мне, что будем делать!

– Батюшка, пожалуйста, не кричи!

Он достал из кармана листок и проговорил:

– Тут у меня записка! Кажется, это номер телефона монаха, который нас привез в аэропорт.

– А если у него телефон выключен? Звони ему быстрее!

Между тем служащие за стойкой ждали, собралась очередь. Я был так сильно расстроен, что забыл, где нахожусь. Чемоданы, тревога. Юноша позвонил монаху, тот ему сказал, что находится недалеко от аэропорта. Юноша ему говорит:

– Батюшка, посмотри, пожалуйста, на заднем сиденье… Может быть, там мой билет.

– Да, он тут.

Он привез его через 30 минут, и мы улетели. Я успокоился, мне стало так стыдно, я почувствовал отвращение к себе, по-настоящему понял себя, обрадовался и огорчился одновременно, и сказал себе: «В конце концов, такой я. Думал, что молюсь, думал, что духовно богат, но все это было лишь в теории на короткое время. Когда пришло искушение, я потерял все и оказался в искушении таким жалким». Это правда, потому и не хочу разговаривать с людьми, чтобы они не разглядели, каков я, – лучше меня слушать, чем меня знать. Я не обманываю вас. Бог и мой духовный наставник это знают. Когда ты знаком с кем-то, говоришь себе: «А я думал о нем по-другому, сейчас, когда я познакомился с ним, встречаюсь каждый день…» Так с мужем, которого ты полюбила, и с женщиной, которую ты полюбил. Сначала ты говоришь: «Я чувствую себя таким богатым, мне так хорошо с ним». А потом сидите, смотрите друг на друга и говоришь себе:

– Я не чувствую полноты в своей жизни, что мне теперь делать?

А в доме у тебя все есть. Когда-то ты ей говорил: «Только посмотрю на тебя – и душа моя полна».

Сейчас у тебя дома есть все, а тебя ничто не удовлетворяет. Куда ушло это счастье? Сколько нищеты среди кондиционеров, красивых ковров, пультов управления и сколько несчастных? Нас охватывает безумная тревога, мы теряем наше спокойствие, душевное богатство, и в результате единственно, кто богатеет, так это психологи, фармацевтические компании, психиатры, психоаналитики.

Сказали одному человеку, который хотел поступать в университет:

– Только две профессии всегда обеспечат тебя работой!

– Отлично! Хотелось бы услышать, что ты предлагаешь.

– Но это не то, что я хотел бы тебе порекомендовать, разве что только для того, чтобы чему-то учиться… Первая профессия – психолог, психиатр, с ней ты всегда будешь иметь работу, а другая – диетолог.

Мы не отказываем себе в еде… Я читал, что когда чувствуешь в себе пустоту, чего-то не хватает и желаешь какого-то богатства, то тогда еда приносит успокоение, а полнота становится для нас крепостью, придающей нам уверенность. Многие с этим согласны. Один мой друг сказал мне:

– Когда ты увидишь, что мой живот растет, то знай: у меня стресс!

Я ему ответил:

– Я вижу, в последнее время у тебя очень часто стресс!

– Да, батюшка! Я говорю правду! Я уже не выдерживаю! Житейские проблемы меня задушили. Я хочу опереться на что-нибудь, хочу насытиться и ем, и чувствую себя хорошо. Но это ненадолго. Затем я впадаю в меланхолию, потому и толстею. И из-за меланхолии я иду кушать, и снова меня охватывает тревога. Получается порочный круг – не могу найти спокойствие и не могу остановиться.

Прошу Бога, чтобы Он подал нам необъятное богатство Своих даров, Своей любви, Своей милости, каждому дал то, в чем он нуждается, чего он просит. Что хотите – то просите у Бога, и Он вас сделает богатыми. В конце скажите следующую молитву: «Господи, дай мне не только то, что я прошу, но и условия для того, чтобы это удержать и не потерять», – потому что много раз Бог нам угождает и посылает нам дары, а мы снова их теряем. Мы их не использовали должным образом.

Итак: «Господи, подай жизни мне на этом свете столько лет, сколько Ты мне отмеришь, не оставь меня в моих проблемах, в моих радостях и печалях и да попаду я в рай, где мы все будем богатыми, где исчезнет вся неопределенность, пустота, проблемы, плач и где мы всегда будем радостными, богатыми у богатых святых и у Нашего пребогатого Бога!»

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевел с болгарского магистр богословия Виталий Чеботар
источник: Православие



 
РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ
РПЦ
Митрополия
Оптина
Закамье