Проповеди » prop_2013 » Димитриевская родительская суббота

2 ноября 2013 г. Димитриевская родительская суббота



 (Продолжительность 14:32)

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодня в очередной раз мы с вами собрались под сводами храма для того, чтобы сообща, всем вместе, в едином порыве вознести свои молитвы за наших усопших сродников – за всех тех, кто был на этой земле рядом с нами, с кем мы были знакомы, общались, кто был нам близок по родству.

Особые дни поминовения усопших – их несколько в году, и каждый раз, когда этот день наступает, храмы наполняются огромным количеством людей. И это вселяет некую надежду, вселяет надежду на то, что люди не остаются безразличными, что за чередой сует и попечений о жизни земной у людей еще сохраняется в сердце место памяти о тех, кто когда-то был рядом с ними.

Мы молимся пред Господом и просим у Него упокоения душ усопших сродников наших со святыми. Мы надеемся на то, что хотя, несмотря на сложности нашей многотрудной, а порою и многострадальной жизни, мы далеки от праведности. Но мы надеемся на то, что созданная Христом Церковь для того нам и дана, чтобы быть ходатаем за души наши и наших усопших сродников.

Мы верим в то, что милосердие Божие может, способно помочь нам измениться, стать другими. Но и не только нам, но и тем, кто не может сам помочь себе – тем, кто пришел в вечность и теперь там, где нам недосягаемо разумом понять и увидеть, пребывает.

Разве может быть человеческая душа абсолютно спокойна или уверена, что там, в будущем, все хорошо и все покойно? – Нет. Мы видим нашу жизнь, мы понимаем, что она исполнена несовершенств, мы понимаем, что мы во многом не успеваем быть такими, какими подобает быть христианам, что мы во многом ошибаемся и согрешаем, и что наша жизнь порой представляет собою непокойное море жизни – житейское море, пространное, исполненное всяких попечений, всяких земных сует, но нет заботы о душе.

И вот приходит время, когда жизнь человеческая заканчивается, а это, как известно, предстоит каждому из нас пройти.

И вот она – земная жизнь, ее граница. Дальше – неизведанное. Дальше то, что живущему на земле не просто неизвестно, но трудно понять. Но настолько ли оно неизвестно, как мы представляем себе? Ведь когда мы молимся и просим об упокоении наших сродников, их душ, мы говорим: «Упокой их, Господи, в месте светле, в месте злачне, в месте покойне». Что это означает? Мы просим у Бога для наших сродников, перешедших в вечность, по милости, милосердию, человеколюбию Божиему определить эти души туда, где Вечный Свет, где всяческое изобилие духовное, где не нужно и ни к чему попечение о чем-то земном, где покой и радость пребывания с Богом.

Почему мы просим об этом? Потому что здесь, на земле, мы уже понимаем, как тяжело без Бога, без Его помощи, без Его участия, без Его благословения. Тем более, когда мы здесь еще можем что-то сами - мы можем проявить волю, мы можем приложить труды, мы можем покаяться и изменить свою жизнь. А вот тем, кто нас оставил, уже этого сделать невозможно.

И потому любовь сердечная, которую Господь вложил изначально, как способность, в душу православных людей, она не задавлена окончательно этим житейским смрадом, который нас окружает. И любовь, которая живет в сердце, подвигает православного человека в день положенный прийти и принести свою милость – милость, которую человек хотел бы оказать тем душам, которые нам с вами теперь досягаемы только в молитве.

Что еще мы можем сделать для наших усопших, как только передать их в руце Божии и умолить Господа быть Милосердным, и воздать им то, что мы не смогли воздать, додать им той любви, которую мы не смогли им дать, додать им той заботы, которую мы не смогли им принести, избавить от тех горестей, которые мы по незнанию или слабости им принесли.

Мы собираемся в храме Божием просить о наших усопших сродниках, памятуя о том, что каждому из нас придется прейти в вечность. И мы возглашаем: «Вечная память!». О чем мы с вами просим в этот момент? Мы боимся, что за нами не будет тех, кто сердцем будет подвигнут в храм на молитву. И поэтому мы умоляем Бога: «Господи, сделай так, чтобы эта память об усопших никогда не закончилась, чтобы не кончились на земле люди, чьи души и сердца болезнуют за родственников – пусть уже и усопших – и которые в молитвах предстоят пред Богом в доверии к Богу, в любви к Богу и желании блага своим усопшим сродникам».

Страшно подумать, что когда-нибудь некому будет принести в храм записку об упокоении, некому будет положить поклон за усопшего сродника, некому будет подать милостыню. Поэтому мы обращаемся в конце панихиды – службы заупокойной к Богу – с просьбой сотворить им вечную память, чтобы и Господь никогда не оставил и не забывал о них, о наших сродниках, даже когда мы по нерадению своему, слабости и несовершенству нечаянно в суете забываемся. Дай Бог не делать этого никогда. Но все же, если вдруг человек оступился и упустил эту память, мы просим: «Господи, знаешь нашу немощь, не остави их Ты Своим великим любвеобильным попечением».

Мы просим у Бога, просим милости, которую не заслужили. Мы просим благословения, которое не заработали. Мы почти привыкли пользоваться Богом и даже не обращаем внимания на то, что ничего не воздаем часто Ему в благодарность.

Так вот, каждая молитва, в которой мы надеемся быть услышанными, должна нас подвигать к праведной жизни в благодарении Богу за Его милосердие, за Его любовь и за исполнение наших прошений. Да, за исполнение наших прошений и за неисполнение тоже, потому что, когда мы, живые, что-то просим для себя и не получаем, это может быть нам просто не нужно или неполезно, или опасно, а иногда, как говорят святые, если человек чего-то из просимого не получил, возможно, Господь готовит ему бо́льшую награду.

Но когда мы просим за усопших, мы верим, что мы услышаны. Мы абсолютно уверены, что Бог слышит нас, и что Он по любви Своей, видя нашу любовь, сделает все, чтобы спасти тех, за кого мы просим. Дай бы Бог, чтобы те души не сопротивлялись Богу.

Ведь вы понимаете, что если человек в этой жизни противился Богу, если он в этой жизни не давал места Богу в своем сердце, в своей душе, там, за пределами жизни, душа не сможет принять Бога потому, что Он был чужой ей в жизни. Только тогда душа может надеяться на бытие с Богом, когда в этой земной жизни она с Ним во всем и притом не просто пользуется Богом, а служит Ему, как сейчас мы с вами служим Ему с прошением о наших усопших.

Наши души часто внутри нас уже усопши – усопши оттого, что мы их умертвили своим злом, гордыней, чрезмерными земными попечениями.

Давайте помолимся и о нас, живущих, чтобы Господь и нас помиловал, и не оставил нас в заблуждениях и во тьме, чтобы мы в оставшиеся дни нашей жизни – дни, месяцы, годы, как Господь благословит – успели одуматься, измениться, принять Бога, как своего личного, в сердце Его воцарив, чтобы не расставаться с Ним никогда: ни в этой жизни земной, ни в жизни будущей вечной.

В этот день, когда мы поминаем наших сродников, мы стоим пред великой тайной вечности, мы трепещем душой оттого, что мы не знаем того, что нас ждет до конца. Мы только можем предполагать и, как говорит апостол, словно сквозь тусклое стекло видим, гадательно (1Кор.13.12). Но нам предстоит это все познать лично.

Но поскольку нам, кроме того, что не совсем понятно, что будет в вечности, понятно, что нужно делать сейчас, то лучше успеть приложить все усилия, постараться сделать все возможное, чтобы то, что положено, подобает душе нашей сделать на этой земле, чтобы быть с Богом, непременно исполнить.

И дай Бог, чтобы эти храмы – храмы Православные по всей Руси – никогда не оскудевали молитвенниками, чтобы никогда не пустовали храмы Божии, чтобы всегда нашлись люди, которые помолятся не только о себе, но и за всех, и за вся: за всех живых, за всех усопших. Дай Бог, чтобы были люди всегда, никогда не перевелись и не закончились на земле души, которым не все равно чужая боль и чужое страдание.

Пусть это великое милосердие, которому нас научает Господь и приводит нас сюда молиться об усопших, никогда не оставляет наших сердец. Чтобы эта память о смерти, о смерти наших близких и о том, что мы не вечны, помогала нам быть честнее, добрее, светлее, искреннее, чтобы научала нас быть с Богом и исполнять Его заповеди, а не блуждать по путям земным, как заблудшие дети Божии.

И пусть в этот день милостью Своею Господь услышит наше искренне моление, от сердец исходящее, и упокоит наших сродников «в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание». Нет людей, поживших и не согрешивших. И токмо Господь без греха.

И дай нам Бог, чтобы, памятуя это, мы не расслаблялись и не оправдывали себя тем, что только Он величием Своим не может согрешить, чтобы сделали все, чтобы не грешить самим. И чтобы в чистоте сердца – насколько возможно его иметь человеку на земле – закончить свой земной путь и родиться в вечность, в истинную жизнь с Истинным Богом.

Дай вам Господь Бог по милости Своей, по молитвам Матери Божией и всех святых сподобиться этой великой радости.

Царствия Небесного нашим усопшим, а вам – всем живым – здравия, долгоденствия и всяческих благ земных и вечных.

Храни вас Господь!
 
Настоятель храма Рождества Христова иерей Олег (Гадиров)




 
РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ
РПЦ
Митрополия
Оптина
Закамье