Проповеди » prop_2012 » Воскресная проповедь.

16 декабря 2012 г. Воскресная проповедь.





(Продолжительность 31:01)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
 
В этот воскресный  день за Божественной Литургией мы с вами прочитали Евангельское повествование о том, как некий человек, один из израильских князей, подошёл ко Господу Иисусу и задал, искушая Его, вопрос: что он должен сотворить, чтобы наследовать жизнь вечную. На что Господь ему ответил, перечислив основные заповеди: «Не прелюбысотвори, не укради, не убий, почитай отца своего и мать.» В ответ на сказанное этот человек ответил, что он исполнил это от молодости своей. Тогда Господь сказал ему о том, что единого ещё не докончал, не доделал он ещё одного дела. «Пойди, - сказал Господь этому человеку, - продай имение свое и раздай его нищим, и следуй за Мной.» И отошёл этот человек от Господа в печали, потому что имел большое богатство. И Господь был опечален этим фактом, что человек так отреагировал на Его слова. И сказал Он тогда, что действительно скорее верблюд пройдёт через игольное ушко, нежели чем богатый внидет в Царствие Божие. Те, кто слышали эти слова, ученики и присутствующие, спросили: «А кто же тогда может спастись?»  На что Господь ответил, что «сие невозможно человекам, но Богу возможно всё»


Что можно вынести для нас из того, что мы сегодня услышали в Священном Писании? Кто такой этот человек, который подошёл ко Господу, задавая Ему вопросы о том, как наследовать жизнь вечную, как спасти свою душу? Почему в Евангелии часто пишут, что люди, подходящие к Иисусу, искушали Его вопросами своими? Дело в том, что  этот человек был уверен, что и без того знает, что сделать. Он и без того был самодостаточен внутренне, и вот, по такой своеобразной уверенности он и подошёл ко Господу и, как бы не совсем искренне, потому и «искушая», задал Ему этот вопрос. Господь ответил ожидаемо для него: Он назвал ему заповеди, те, что были даны на скрижалях Моисея. И тогда этот молодой человек, довольный тем, что услышал, сказал, что он всё это соблюл.

Дело в том, что многие из сегодняшних людей, которые считают себя христианами, которые прошли через Таинство Крещения, во многом ведут себя схоже с этим человеком, во многом поступают аналогичным образом. Они действительно, совершая те небольшие труды, а часто не совершая вовсе ничего положенного, но думая о том, что они самодостаточны, часто с неким ехидством спрашивают:  «А что это мне ещё нужно сделать, чтобы спасти свою душу? Разве того, что я уже сделал, недостаточно?» 

Сам этот вопрос по себе не уместен, не уместен с точки зрения понимания того, что такое «смирение», понимания того, каков человек есть по естеству. Знающий себя, видящий внутренние свои состояния и греховность, не будет задавать подобных вопросов, потому что в его сознании будет очевидным, что он, как минимум, не достоин того, чтобы эту жизнь вечную наследовать. Человек, правильно устроенный в духовной жизни, понимает, что не существует каких-то внешних самодостаточных трудов, не существует каких-то состояний, которые сами по себе могут стать причиной спасения души. Нет ничего такого на земле, что человек может сделать и этим заслужить Царствие Божие. Царствие Божие не заслуживается, не покупается, не выменивается - Царствие Божие даруется Господом, даруется тем, кто по Его любви может принять те самые дары, которые дарует Господь. Исаак Сирин говорит, что только рукою смирения человек может принять дары Божии. Но разве это смиренно: спрашивать у Бога:  «Что сотворю, чтобы наследовать Царствие Божие?»

Интересно, что в этом отрывке Господь, обращаясь к этому человеку, говорит:  «Что зовёшь Меня благим?» А именно так обратился этот человек, сказав «учителю благий», обращаясь к Иисусу. Так вот Господь спрашивает его:  «Что зовёшь Меня благим? Никто не благ, токмо Бог.» Тем самым Господь показывает и своё смирение противоположное состоянию человека, который Его вопрошает. И тем самым испытывает этого человека на предмет: а насколько он действительно понимает то, Кто перед ним; и вопрошает он в данный момент как у Того, Кого признал Мессией, Того, Кого принял Спасителем мира, Того, Кого принял Величайшим из людей - истинным Богом Спасителем или просто задаёт вопрос как единому из многих?

«Никто не благ, токмо Бог,» - говорит Христос. И в этом отношении нам нужно понять, что не может человек быть благим, не способен изначально к этому, потому что грехопадение разрушило естество человеческое. И даже если мы водами крещения, милостью Божией омываемся от всех этих грехов, но склонность ко греху, способность согрешать, увы, остаётся. Потому и говорится в молитвах, что нет такого человека, который прожил бы день и не согрешил. Так кто же благ? Токмо Бог, потому что Он без греха.

Вот многие из нас считают, что совершая посты, совершая какие-то правила положенные, установленные Церковью, посещая Богослужения, они совершают достаточно трудов, чтобы отличаться от всех тех, которые этого не делают. Вероятно, и этот человек, который подошёл ко Господу, тоже считал себя таковым. Дело в том, что в те времена знатные люди, князья, тоже относились к такому роду богоизбранных, и он считал себя таковым. Он, будучи законником, он, будучи знающим Священное Писание, исполнял ту самую букву закона, которую было принято исполнять у фарисеев;  и поэтому он с такой уверенностью, самоуверенностью, с такой высокомерной составляющей обращается к Богу, не ведая, что это Бог, и искушает Его, потому что хочет обличить Его в неправде, хочет показать, что он выше, чем Тот, к Кому он обращается.

Когда Господь ему перечислил заповеди, Он не назвал ему всех: Он назвал только вторую часть тех заповедей, которые были даны; потому что говорить о любви к Богу, о бесконечной преданности к Нему в данном контексте было уже не нужно. Слова «никто не благ, токмо Бог» сами за себя всё сказали. Ведь услышав это, человек с искренним сердцем иначе, как припасть на коленях в покаянии, не смог бы более ничего; потому, что эти слова, как молния, пронзили бы разум и дошли до самого сердца. И человек понял бы, что он не там ищет благость: не в недрах своего «я» эта благость - в Боге, в Его чистоте, величии, святости, могуществе и любви. Да, он утверждает, что соблюл эти заповеди. «С детства,- говорит, - я соблюл все эти заповеди.» Каково дерзновение, должен я вам сказать!

Кто из нас может сказать, даже тот, кому посчастливилось с первых дней своей жизни быть причастником церковно-христианской жизни, кто из нас может дерзновенно сказать, что мы исполнили все эти заповеди? Ведь даже если мы, Божией милостию, никого не убили, - это не значит, что в душе нашей не царит недовольство, а иногда и ненависть. Если мы не украли - это не значит, что мы не хотели этого сделать или не позавидовали тому, кто это сделал. Если мы с вами не прелюбодействовали, - это не значит, что в душе не было движения к этому, что не было способности, что глаза не прилагали своего взгляда, а уши - своего слуха к слышанию подобных вещей. 

Разве можно исполнить эти заповеди в совершенстве? Ведь эти заповеди - море бесконечное, бескрайнее. И если даже бы нашёлся бы такой праведник, который исполнил бы всё, что написано в законе - по этому поводу Евангелие нам говорит: «Когда всё сие соблюдете, почитайте себя яко рабы неключимии», что означает «недостойные», потому что сотворили только то, что должны были сотворить.

Понимаете, в чём дело, братья и сестры: нет никакого чуда и нет никакого подвига в том, чтобы сотворить заповеди в идеале. Ведь человек, соблюдающий заповеди, - это и есть нормальный человек. Нормально не убивать, нормально не прелюбодействовать, нормально не воровать, нормально не завидовать, нормально почитать отца своего и матерь. Это обыкновенная житейская норма каждого из нас! И то, что для нас это так сложно, вовсе не означает, что заповеди невозможны к исполнению. Это мы слабы, это у нас нет желания их исполнить, такого, чтобы на этом желании основывалось наше делание, наше стремление.

Почему святые отцы, которые стяжевали в своей жизни великую благодать Святаго Духа, которые могли при жизни воскрешать мёртвых, исцелять болезни смертные, они пред смертью видели себя недостойнейшими из людей? Почему, умирая, Пимен Великий говорил о том, что он будет ввержен туда, куда ввергнут и сатана, за грехи свои? Почему Сысой Великий, видев Ангелов, которые спускались принять его душу, молил Бога о даровании времени на покаяние? Что, они лицемерили? Нет, они видели свою душу в ином свете, в свете Божественном.

Я иногда привожу этот пример: когда мы находимся в тёмной комнате, нам кажется, что воздух прозрачен и чист, но стоит только солнечному лучу проникнуть в это тёмное помещение, как мы видим в этом луче огромное количество частиц, парящих в воздухе, и видим, насколько воздух нечист на самом деле. Если в нашу душу проникает благодать Святаго Духа, этот луч Божественного благословения, то тогда мы тоже увидим все эти нечистоты в той самой, кажущейся нам чистой душе. Поэтому праведники и видели это всё, поэтому и каялись искренне, несмотря на великие дары, которые стяжали своей жизнью праведной.

Так вот, совершенно иначе, совершенно по-другому в данном случае относимся мы и тот Евангельский персонаж, который обращается ко Христу. Он считает, что он исполнил все эти заповеди. Каково же заблуждение несчастного! Как же заблуждение гордости тяжело для души, тяжело для сердца, тяжело для разума! Оно делает человека воистину безумным, слепым, не способным разуметь: что же действительно происходит с ним и вокруг. Господь не обличает его. Он, как бы соглашаясь с тем, что он сказал, оставляя ему право думать о себе, как он и думал прежде, даёт ему последний шанс и говорит: «Хорошо, одно только осталось тебе  сделать, единственное, что тебе осталось сделать, чтобы наследовать жизнь вечную: пойди, продай имение своё и раздай его нищим.» И всё, и тут же закончилось желание стяжевать Царствие Божие, и тут же прекратилось стремление узнавать, что нужно сделать, чтобы жить вечно с Богом.

Так же и мы очень часто в своей жизни отдаём Богу только малое, постоянно заботясь о житейском, постоянно стремясь к тому, чтобы свою повседневную личную жизнь сделать центром, смыслом. Так разве мы сможем ответить Богу иначе, чем этот человек? Разве, когда нам скажут, что нужно пожертвовать всем ради Бога, мы не опечалимся так же, как этот человек? Разве у нас есть свобода от того, что над нами довлеет в этой жизни земной? Нет, мы так же привязаны к своим имениям. И пусть мы не князья, и пусть у нас нет таких богатств, как у этого Евангельского персонажа, но даже то малое, что мы имеем, нас так привязало  к земле, что многие отрекаются от Бога и от веры ради того, чтобы сберечь это стяжание земное. А ведь невозможно иначе идти за Богом, и это сказано в Писании, как только отвергнувшись себя. Как часто люди не принимают Священное Писание, как тяжело слышать гордой человеческой душе обличение святых слов: «Кто хочет идти за мной, - говорит Господь, - пусть отвержется себя, возьмёт крест свой и следует за Мною.»

Чтобы спастись, чтобы жить с Богом вечно, нужно идти за Христом. Но чтобы идти за Христом, нужно взять тот крест житейских испытаний, который нам каждому дан, безропотно и с радостью его принять, и тогда только можно с ним ходить за Христом. Но нельзя взять этот крест, пока не отвергнешься себя; иначе самолюбие не позволит поднять этот крест страданий. Этот крест искушений, этот крест лишений, этот крест болезней и обид невозможно будет поднять: самолюбие не даст. 

И потому всё, что делается нами ради утверждения собственной гордыни, ради утверждения статуса нашей личности,   оно ведь бессмысленно в том понимании, что отнимает у нас способность жертвенной любви. Самолюбие - это яд; яд, убивающий человека и человечество, выжигающий из сердца Божественную любовь. Самолюбие - это то, что вытесняет из человеческого естества способность быть преданным Богу  бесконечно, до конца, без «но» и без «если».

Посудите сами, почему человек стремится в Царствие Божие, сегодняшний человек? Потому что там хорошо! Но разве это не эгоизм: стремиться в Царствие Божие только потому, что там наслаждение. Или почему человек боится попасть в ад?   Да всё просто: там плохо, там страшно, там больно! Но разве это не эгоизм: не хотеть в ад просто потому, что там  плохо. Всё совершается по мотиву самолюбивому, и поэтому не получается у сегодняшних христиан идти до конца, не на словах только исповедовать веру. Как много тех, кто любит о вере поговорить!  Как много тех, кто любит показать себя знающими  Священное Писание! Как много любящих говорить в богословском тоне, считая себя начитанными и образованными! Но что толку от слов, если в жизни не приложено того, о чём говорится; если человек, говорящий красивые, высокие слова о жизни во Христе, не живёт этой жизнью сам? Чего стоят эти слова? Ничего! Ведь невозможно,  невозможно быть преданным Богу, не любя Его! Ведь потому нам и сказано Апостолом, что мы можем иметь все знания и всю веру, так что и «горы будем переставлять», но если мы не имеем любви, мы  будем просто, как сосуд пустой бренчащий. Вот так часто и мы, рассуждая о вере и не живя по ней, бренчим пустотой своей.

«Да, - говорит нам Апостол, - можно себя отдать на сожжение», но если ты не имеешь любви, всё это будет бесполезно, если ты это делаешь ради того, чтобы возвысить себя, ради того, чтобы всем показать, какой ты верующий... Зачем? И когда Господь говорит о том, что богатому неудобно внити в Царствие Божие, Он говорит именно о том богатстве, земном богатстве, которое человека нагружает, которое человека придавливает, как камень, из-под которого человек не может уже освободиться, из-под которого не может выйти - и поэтому не может предать себя в руци Божии, не может быть преданным Богу до конца.

В одном из толкований на этот отрывок Евангелия есть пример, что в Иерусалиме были врата, очень узкие врата, которые назывались игольным ушком; и не мог через них пройти скот, если его не распрягали и не разгружали. Вот это прообраз того игольного ушка, о котором говорил Господь. Конечно, мы представляем игольное ухо: и в него действительно невозможно пройти верблюду; и скорее он сможет в него пройти, чем богатый внидет в Царствие Божие. Почему? Потому что в Царствии Божием нет ни власти, ни денег, ни страстей. Вот весь этот скарб житейских заблуждений и имений - он Там ни к чему.  Более того, не только в Царствие Божее, но и в ад никто ничего с собой  не возьмёт.

Душа, отделяясь от тела, отправляется в вечность одна, до времени, и она не возьмёт с собой ничего вещественного, ничего земного. Так уж Господом установлено. И пока мы живём с вами на земле, мы должны понимать: да, у нас нет сил, чтобы самовольно, собственною волею просто избавиться от наших заблуждений. И не нужно унывать, а нужно лишь предать себя в руки Божии, нужно жить искренне пред Богом, честно, понимая своё несовершенство и делая по силам то, чтобы ему, этому несовершенству, не дать власти над нами. Каким образом человек воссоединяется с Богом? Когда он изымает из своего сердца, изымает из своего естества всё то, что чуждо Богу, всё то, что ему невозможно в соприкосновении. Поэтому мы и призваны очищаться от страстей. А как может очищаться от страстей тот, кто не понимает, ради чего это делать? Как может избавиться от этих имений, от этого скарба нажитого тот, кто не понимает, что это делается ради воссоединения с самым главным, с самым любимым, самым дорогим, без Которого не существует жизни - с самим Господом.

Эта притча, это Евангельское повествование, оно и для нас сегодня очень актуально. Вот мы как-то говорили с вами о выборе, который в любой момент может предстать пред всем человечеством и перед нами в том числе. Ведь это то же самое, что сегодня вот в этом Евангельском отрывочке нам с вами и говорится. Вот был у человека выбор: Господь обещал ему Царствие Божие, если он отдаст это имение нищим и пойдёт за Ним, -  человек не смог выбрать, не смог выбрать Бога  и не смог выбрать Царствие Божие, потому что был рабом не Бога, а рабом земного, рабом вещественного.

Что же, нищим раздать, почему же нищим? В конце концов, у нас есть дети, внуки, друзья, знакомые. Здесь есть ещё один момент, над которым стоит подумать. Да, многие из нас помогают, но только тем, кто нам близок по родственным связям, тем, кого мы чувствуем себе дорогими, тем, кого мы любим, потому что любить всех  мы не способны.  Именно поэтому мы считаем, что, если мы даже на пенсии работаем, чтобы пенсию отдавать неработающему внуку, то мы помогаем. Большой вопрос: помогаем ли мы ему?  Или помогаем ему окончательно стать тунеядцем? Ну, это пример из жизни. А что касается помощи окружающим, у нас часто не хватает ни времени, ни внимания, ни средств.

Поэтому Господь и не сказал ему: «Отдай наследство своё наследникам, оставь его тем, кто за тобою и просто иди за Мною.» Он сказал: «Отдай нуждающимся, нищим, неимущим.» Почему? А всё очень просто. Богатство на земле даётся не для того, чтобы  человек им упивался, а для того, чтобы те, кто имеет богатство, имели возможность помочь неимущим. Именно  для этого Бог благословляет состояние некоторых. Ну, а то, что они используют его не по назначению, это их личная степень ответственности, сфера ответственности каждого, кто в этом находится.

И вот, если мы с вами понимаем, что в нашей жизни очень много недоделанного, недопонятого, если мы с вами чувствуем, что наше состояние, несмотря на то, что мы с вами ходим в храм, исповедуемся, причащаемся и даже иногда молимся так, что слёзы  нас пробивают, - но при этом мы всё же бесконечно далеки от того, что такое любовь к Богу, искренняя и абсолютная, всё-таки мы очень далеки от того, что такое преданность Богу до конца.

И мне бы очень хотелось, чтобы мы с вами смогли вынести из этого Евангельского отрывочка  ту пользу для собственного знания, для собственной души, для жизни нашей, чтобы мы поняли и никогда из памяти своей не выпускали  эту опасность потерять Бога, променяв Его на земное, временное и  тленное. 

Боритесь со своей немощью! Не давайте власти земному  над вашей душою! Не позволяйте  всему тому, что сегодня проповедуется как благо, завоевать вашу душу, внимание и любовь! Потому что это всё принадлежит Богу, оно должно Богу быть отдано. Обретайте эту способность, обретайте её сейчас, не тяните время, не ждите, до старости или «на потом» откладывая эти дела. Может «потом» не настать, и старость может не прийти, но душа придёт в Вечность именно в том состоянии, в котором  она и пребывает. «В чём застану, в том и сужду,» - сказано нам с вами.  Надо бояться этого времени перехода и сделать всё от нас зависящее, чтобы никогда, не случайно, а тем более, не специально, не променять Бога и Вечность на временное, земное и тленное.

Дай вам Бог мудрости, силы  души, веры для того, чтобы не совершить роковых ошибок - и в нужное время, в положенный час, совершить свой правильный выбор и отдать  свою душу, любовь - всё отдать Богу.                                                                                                                    
Храни вас Господь!

Настоятель храма Рождества Христова иерей Олег (Гадиров)

16.12.2012 г.



 




 
РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ
РПЦ
Митрополия
Оптина
Закамье