Проповеди » Неделя о блудном сыне

16 февраля 2014 г. Проповедь в неделю о блудном сыне



 (Продолжительность 19:10)

 
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
 
Дорогие братья и сестры, в этот воскресный день мы с вами собрались на Божественную Литургию, и в преддверии Великого поста мы сегодня с вами воспоминаем притчу Евангельскую о блудном сыне (Лк. 15, 11-32), и по имени этой притчи сегодняшний день и назван.

В преддверии каждого Великого поста мы с вами проходим обычные этапы подготовления. И в этих этапах приготовления к Великому посту Святая Церковь, Священное Писание преподает каждому из нас то необходимое знание, которое поможет нам этот путь Великого поста пройти достойно – в том подобающем христианам делании, которое этот пост Великий и предполагает.

И вот сегодня мы в очередной раз слышим притчу о блудном сыне, в которой говорится о том, что у некоего отца было двое сыновей, и младший испросил свою часть имения и, получив ее, ушел в далекие страны и там все это имение потратил бездарно во грехе и, оставшись без всего, долго скитался и нуждался.

И, когда совершенно невыносима стала его нищета, он даже нанялся работать на самую грязную и непрестижную работу, но тем не менее даже она не давала ему возможности каким-то образом выживать, и он, понимая и свою ошибку, которую он совершил в молодости, и свою вину пред отцом, принимает единственно правильное решение – прийти к отцу своему, принести покаяние и, понимая, что уже не достоин занять прежнее место, во смирении своем хотя бы испросить его благословения быть при его доме работником.

Это вкратце то, что нам с вами сообщает притча Евангельская. И мы неоднократно уже говорили о смыслах этой притчи Евангельской. И мы знаем, что можно ее понимать как толкование о том, что были люди израильские, верующие в Истинного Бога, и люди язычники, которые блуждали от Него. Можно ее также толковать в понимании того, что один сын – это был фарисей, а второй сын был тот самый мытарь, о котором мы с вами вспоминали на прошлом воскресенье, на прошлой службе воскресной.

Но для нас с вами важно понять: что же в этом отрывочке Евангельском касается непосредственно нас с вами? Что же мы можем понять из этой сказанной Богом притчи? Ведь не случайно Господь говорит в притчах, чтобы мы с вами приложили некое усердие ума и сердца, чтобы уразуметь сказанное.

Так вот, это говорится о нас с вами – ведь совершенно однозначно можно сказать, что человеческий род делится на некие условные части. Мы не берем сейчас в расчет тех, кто совершенно не обращает внимания на Бога и не хочет думать о Нем, и даже не считает возможным общение с Ним. Но мы берем сейчас именно ту часть человечества, которая признает Бога. И вот эта часть человечества – она делится как бы на две части: на тех, кто смлада своего, из начала своей жизни соблюл благочестие и чистоту – коих, как вы понимаете, единицы; и на тех, кто с этим справиться не смог и, как блудный сын в свое время, ушел на сторону далече, и долго блуждал в дальних странах, иждивая свое богатство с любодейцами, пьяницами – в разгуле и разврате.

Казалось бы, ну какое же мы с вами имеем отношение к этому блудному сыну? – А очень простое. И ведь самое-то дорогое, что в этой притче первым делом и слышится – что Бог называет нас сыновьями и дочерьми; ни рабами, ни какими-то жалкими подмастерьями, а именно – сыновьями, детьми. И это самое главное, потому что в этом Господь являет Свою неизменную благость, Свое неизменное человеколюбие, которое всегда на человеке почивает.

Так вот, чем же мы похожи на этого блудного сына? Казалось бы, какое имение мы взяли у Бога и куда мы с вами ушли? Мы взяли с вами у Бога то, что Он нам дал: нашу жизнь, наше здоровье, наши способности и приложили все это совершенно не туда, для чего они были даны нам с вами. Мы с вами приложили их совершенно на иные цели. И многие из нас долгое время, прежде чем найти в своем сердце вот это желание вернуться к Богу, желание покаяться и восстановить свои порушенные с Ним связи, прошло очень много времени для многих.

И вот теперь мы с вами читаем эту притчу. И наверняка те, кто могут самокритично о себе размышлять, в этом блудном сыне, о котором наша притча Евангельская сегодня нам и сообщает, запросто может увидеть себя самого.

Мы с вами взяли у Бога все, что Он нам дал, и потратили это напрасно. И, оставшись без всего – с остатками жизни, остатками здоровья, остатками способностей, часто нереализованных, мы с вами опомнились и, понимая, что больше нет иного пути и больше нет иной той праведной пищи, которая может напитать духовно человека, мы возвращаемся к Отцу.

Но ка́к возвращаемся мы к Нему? Обратите внимание, что притча показывает нам то, каким образом совершается правильное покаяние. Обратите внимание, что тот блудный сын никого ни в чем не винил, кроме себя. Он понимал, что именно он поступил неверно, именно он заблуждался и ошибся, именно он сообщает – себе́ прежде, а потом и своему отцу – что уже не достоин называться сыном, но хотя бы хочет быть одним из наемников, которых много у отца его.

Так ли мы возвращаемся к Богу? – К сожалению, нет. Часто мы обвиняем в наших проблемах не себя самого. Часто мы обвиняем в наших проблемах наших ближних, ситуации, государственный строй, законы. Часто мы обвиняем в наших проблемах даже порой и Самого Бога. Но реже всего мы обвиняем в этом самих себя.

Это связано с тем, что нет у нас чувства покаяния, что практически у большинства людей сегодня нет понимания того, что важно осознать: что все, что происходит с нами сегодня в жизни нехорошего, недоброго, неудобного, скорбного, печального – все это результат: результат нашего отпадения от Бога, удаления от Него на сторону далече и жизнь неизвестно для чего и неизвестно в чем.

Но мы часто возвращаемся к Богу, приходим в храм, но как-то мы не очень смиренно это делаем. И часто мы начинаем что-то требовать у Бога. И мы как-то не похожи на того блудного сына, который возвращается в покаянии, смиренно прося у отца милости.

Посмотрите на нас – как мы заходим в храм? Разве у нас достает благоговения, переступая порог Святыни? Или мы приходим с твердым уверением, что мы осчастливили храм Божий своим появлением? Почему-то у многих из нас создается такое впечатление, что, возвращаясь к Богу, мы Его, Бога, осчастливили своим возвращением.

Но это заблуждение – заблуждение хотя бы потому, что Бог-то никогда нас и не терял из виду. Он нас никогда не оставлял и не предавал. Это мы забыли о Нем и предали Его во грехах.

И когда человек приходит в храм Божий с какими-то требованиями – даже не со смиренной просьбой, а  с настоятельным требованием своего – то это выглядит как минимум странным. Где же здесь то смиренное понимание своего греха и вины, которое подобает иметь сыну или дочери, прегрешившей перед Отцом и возвращающейся к Нему?

Это говорит нам о том, что мы до сих пор так и не понимаем, что наше счастье в Боге не потому, что Он что-то может дать, а потому что Сам Бог и есть наше счастье. Просто то, что дает Бог, и Сам Господь – это не совсем одно и то же, потому что то, что Он дает, никогда не может быть Им Самим до конца. И только тот, кто возвращается к Отцу, понимает, что без Него его жизнь теряет смысл, видит эту жизнь и этот смысл в Cамом Отце, а не в том, что хочет у Него выклянчить.

Ведь даже если Евангельская притча глаголет нам о хлебе, к которому стремится сын, то она нам говорит о хлебе насущном – о том с вами Святом Теле и Крови Господа Иисуса Христа, Которым мы с вами приобщаемся здесь, в храме Божием, соединяясь с Которым, освящаем свое падшее естество и исцеляем его от ран и язв греховных.

Разве в таком состоянии многие из нас прибегают к Отцу? Разве говорим мы: «Прости меня, Отче, согрешил на Небо и пред Тобою и уже более не достоин быть Твоим сыном». Напротив, многие из нас, приходя в храм Божий, делая некие движения начальные к вере, начинают считать себя какими-то уже особенными, чего-то достойными или начинают чувствовать себя выше или праведнее остальных. Но это тоже не свойственно покаянию. Это тоже не свойственно смирению.

И потому, когда мы приходим в храм Божий для того, чтобы утвердиться в своей гордыне, это не имеет никакого смысла. Приходя в храм Божий, приходя на службу Божию, приходя к Богу, возвращая Ему себя, человек должен понимать, что это для него большое испытание и большая надежда, потому что человек понимает, что недостоин быть принятым – до́лжен понимать, что недостоин быть принятым. И только лишь милость Отца, Умеющего прощать, которая и нас научает прощать; только милость Отца, которая умеет любить, которая и нас научает любить; только милость Отца, Умеющего не вспоминать прошлые ошибки, которая и нас научает не вспоминать людям их проступки и несовершенства, она, эта милость Божия, принимает человека не по заслугам человеческим, а по милости и Своей Совершенной Любви.

И принятый человек вновь восстанавливается в своем достоинстве – достоинстве сына Божиего, которое Господь, придя на землю, приняв Смерть Крестную, воскреснув и вознесясь, нам с вами это сыновство даровал. Он сделал нас с вами братьями и сестрами не только по крови и плоти – по духу сделал нас таковыми.

Как жаль, что это только лишь номинальное название. Как жаль, что мы только слышим искусственные фразы о нашем братстве и сестричестве во Христе. Как жаль, что так оно и не воплотилось, не почувствовалось между нами, что мы во Христе – родня, и что нет чужих на земле, и нет чужого горя, нет чужой боли, нет чужого страха, нет чужих бед и проблем.

И вот сегодня мы в притче видим того, другого сына, который говорит: «Я не понимаю, за что ты его принимаешь? Он же где-то был много лет, он же все твое потратил на ветер! Почему ты принял его, а не облагодетельствовал меня за верность?». И он не хочет принять брата, как брата, хотя отец принял.

Не так ли мы с вами поступаем с ближними, когда Бог принимает нашего ближнего, любит его, бережет и желает ему спасения, а мы говорим: «Не достоин он быть принятым, потому что он плох, потому что он ошибся, потому что оступился, упал – поэтому он не достоин быть мне братом».

Как же может быть так, что Отец простил, а брат не может простить брата? Ведь согрешил-то он не пред братом своим, а пред Отцом. И если уж прощает Отец, кольми паче должен был простить и брат. Упаси нас с вами Господь забыть об этом – забыть, что в каждом нашем ближнем есть тот блудный сын. Даже если нас Господь миловал от тех тяжелых падений и заблуждений, которые у большинства есть – это вовсе не значит, что мы лучше других. Это вовсе не значит, что мы не должны принимать их с любовью хотя бы потому, что Отец их принимает с любовью.

Мы  в который раз с вами говорим о притче о блудном сыне; в который раз пытаемся как бы примерить ее на собственную жизнь; и в который раз понимаем, как сложно быть самокритичным. Как трудно обличить себя во грехах, как сопротивляется наша гордыня, говоря: «Нет, это не обо мне, я не такой, у меня все иначе – я лучше». Но это ложь самому себе,  а главное – ложь Богу. И тот, кто в этой лжи не сможет вернуться к Богу –  не сможет восстановить свое сыновство, потому что гордыня и ложь, рождаемая от нее, не позволят этого сделать.

И как бы нам не было тяжело в нашем несовершенстве осознавать Священные строки, обращенные к нам, нужно сделать это усилие, несмотря ни на что; услышать эту притчу, обращенную к нам – прямо в сердце обращенную: не на сторону, не абстрактно к кому-то, а именно нам, потому что Христос со строк Евангельских обращается не к кому-то, а к каждому, кто слышит – к каждому из вас обращается лично и лично зовет вас к Себе. И Отец Небесный готов восстановить ваше царское достоинство, если вы сумеете найти в себе ту вину и этой виной смирить себя пред Богом, приводя себя в спасительное покаяние.

Ибо в дому Господнем воистину множество благ – воистину благ множество Истинных, Неземных, Нетленных, Непреходящих, коим нет конца. И тем, кто понимает это и знает о бессмертии своей души, не нужно дополнительных слов или доказательств, чтобы что-то сделать со своею жизнью и приложить усилия к изменению своей души.

И если еще не состоялось осознание своего греха и падения, своего отступления от Бога – оно должно состояться, чтобы за время земной жизни успеть воскликнуть из сердца, из души Богу воскликнуть: «Отче, согрешил на Небо и пред Тобою!». И возможно тогда мы увидим радость Отца, Обретшего сына.

И дай вам Бог, чтобы это сыновство Великое, дарованное Свыше не по заслугам, а по милости, вы не утеряли, бездарно не потратили в этой жизни мирской, а, сохранив, восстановив и умножив его трудами, обрели Истинную Любовь и к Богу, и к ближнему, тем исполнив две самые важнейшие заповеди, которые являются основой нашей с вами и жизни, и спасения.

Храни вас всех Господь!
 
Настоятель храма Рождества Христова иерей Олег (Гадиров)
 



 
РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ
РПЦ
Митрополия
Оптина
Закамье